Как боевой соратник В.И. Чапаева стал заклятым врагом советской власти?

Начдив Василий Иванович Чапаев (в 1918 г. - начальник Николаевской дивизии, в 1919 г. - 25-й стрелковой дивизии) - один самых известных героев Гражданской войны в России.

Начдив Александр Васильевич Сапожков (в 1919 г. - начальник той же Николаевской дивизии), - практически никому не известен. И тому есть объяснение - имя Сапожкова попытались стереть из исторического формуляра, поскольку возглавляемая им в 1920 году кавалерийская дивизия Красной армии восстала против проводимой большевиками политики.

Между тем, судьбы Чапаева и Сапожкова во многом схожи.

Чапаев родился в 1887 г. деревне Будайка Чебоксарского уезда Казанской губернии, но в 1896 г. его семья перебралась в г. Балаково Самарской губернии. Сапожков родился в г. Новоузенске той же губернии (1). Точная дата его рождения - не известна.

В годы Первой мировой войны и Чапаев, и Сапожков проявили себя храбрыми воинами. Чапаев был четырежды ранен, награжден тремя Георгиевским крестами и Георгиевской медалью. В июня 1916 г. «за хорошее поведение и твердое знание службы» произведен в фельдфебели (унтер-офицерский чин). Сапожков тоже был георгиевским кавалером, дослужился до прапорщика (первый офицерский чин), а потом стал подпоручиком.

А.В. Сапожков в 1917 году вернулся на родину, в Новоузенский уезд, где сыграл решающую роль в установлении там советской власти. Он стал первым председателем Новоузенского ревкома и являлся членом Самарского губревкома. Летом 1918 года, когда в Поволжье поднял мятеж Чехословацкий корпус, Сапожков сформировал в Новоузенске отряд Красной гвардии.

Чапаев возглавил отряд в соседнем Николаевском уезде. Оба отряда (позже - бригады) храбро сражались с уральскими казаками, армией Комуча, а потом и с войсками Колчака. Оба отряда вошли в состав сформированной 2-й Николаевской дивизии РККА (позже - 22-й стрелковой дивизии) 4‑й армии Восточного фронта. Осенью 1918 года этой дивизией командовал В.И. Чапаев, а Сапожков возглавил ее в феврале 1919 года .

Весной 1919 года Уральская казачья армия генерал-майора В.С. Толстова окружила 22-ю стрелковую дивизию в г. Уральске. Возглавивший оборону города А.В. Сапожков проявил себя храбрым и умелым военачальником. Защитники осажденного Уральска отбили несколько штурмов и выдержали 80-дневную осаду до подхода 11 июля подкрепления - специально сформированной армейской группы В.И. Чапаева (25-я стрелковая дивизия и Особая стрелковая бригада). Сапожков и еще несколько десятков участников героической обороны были награждены орденами Красного знамени. Владимир Ильич Ленин направил Сапожкову приветственную телеграмму. комиссар 25-й стрелковой дивизии Дмитрий Фурманов в своем романе «Чапаев» писал о Сапожкове: «Начальник Уральской дивизии — хладнокровный, испытанный командир».

Между тем, на Дону, куда была переброшена 22-я стрелковая дивизия против войск А.И. Деникина, Сапожков был отстранен от должности «за неумелое командование и за разлагающую политику". Что конкретно кроется за этой формулировкой - точно неизвестно. Но известно, что, прибыв на родину, Сапожков «попытался прекратить в Новоузенском уезде продразверстку и восстановить свободную торговлю, что окончилось неудачей».

4 июля 1920 года состоялся приказ командующего войсками Заволжского Военного округа К. А. Авксентьевского о снятии Сапожкова с должности командира 9‑й кавалерийской дивизии. Эта дивизия в период формирования в г. Бузулуке именовалась 2-й Туркестанской кавалерийской дивизией. Ее создавали для похода на Бухару, но после начала советско-польской войны соединение переименовали в 9-ю кавалерийскую дивизию и собирались отправить на Юго-Западный фронт.

Известно, что незадолго до снятия с должности, в конце июня, Сапожкова вызывали в штаб округа в Самаре, где предупредили «о недопустимости антисоветской агитации в дивизии». Имелось в виду массовое недовольство бойцов его дивизии (в основном - крестьян и казаков, перешедших на сторону советской власти) продразверсткой и политикой «военного коммунизма». Еще одной причиной была нехватка продуктов и обмундирования, рост числа больных тифом и цингой. Причиной отставки Сапожкова назвали пьянство.

Один из партработников писал в те дни в Москву: «Сапожков поднял бунт после отстранения его от командования за пьянство, он был прав, возмущаясь этим поступком руководства Заволжского округа, ибо таковое во главе с Авксентьевским, Андерсом и другими само часто является даже на службу в штаб в невменяемом состоянии от опьянения…".

На самом деле, дело было не только в пьянстве, а в более широком понятии, которое тот же Д. Фурманов называл "чапаевщиной" - стремление к независимости, стихийность, партизанщина, оппозиционность “проклятым штабам” и др.

В материалах по расследованию мятежа А.В. Сапожкова прямо отмечалось, что он “по своим воззрениям и поведению вообще очень близок покойному Чапаеву".

9 июля А.В. Сапожков собрал приближенных к нему командиров, сообщил им о своей отставке и желании «выразить протест вооружённой силой».

13 июля собрание комсостава соединения подтвердило решение о вооружённом выступлении. На следующий день на митинге Сапожков зачитал приказ № 1 о переименовании 9-й кавалерийской дивизии в "1-ю Красную армию Правды». В приказе объявлялся командно-политический состав. Политическим руководителем армии был назначен Ф.И. Долматов, начальником кавалерийской дивизии Т. Ф. Зубарев, начальником штаба Е. Хорошилов.

Цель восстания в приказе излагалась так: “объединить все беднейшее рабоче-крестьянское население в одной идее, сломив слишком обуржуазившихся некоторых ответственных членов коммунистической партии под лозунгом: “Вся власть Советов действительна по программе партии большевиков на основе Конституции!”. В более кратком варианте основной лозунг стал звучать так: «За Советы без коммунистов!».

В соответствии с §28 приказа №1 разрешалась свободная торговлю всеми нормированными продуктами потребления. При этом отмечалось, что лица, замеченные в спекуляции, будут привлекаться к самой суровой ответственности(2).

В начале восстания Армия Правды насчитывала около 500 штыков, 500 сабель, 2 орудия и три пулемёта. Для подавления восстания из Самары и Оренбурга были направлены советские войска, общей численностью 12 362 штыков, 1 659 сабель, 89 пулеметов и 46 орудий. 16 июля "армию" А.В. Сапожкова, захватившую Бузулук, выбили из города. Сапожковцы отступили в юго-западном направлении, заняв села Саратовской губернии.

Весь август продолжались бои между силами Армии «Правды» и преследующими их частями Красной армии. Мятежникам не удалось взять ни Новоузенск, ни Уральск, и они ушли на территорию Астраханской губернии, где 6 сентября 1920 года состоялся решающий бой в районе аула Койм. В ходе боестолкновения Сапожков был убит(3). Остатки мятежников рассеялись.

С 7 по 14 августа 1920 года в Самаре заседал реввоентрибунал Заволжского военного округа. Перед судом предстали около 150 мятежников, из них 52 человека приговорили к ВМН. В том числе - Федора Зубарева, командира бригады; Василия Маслякова, бывшего начальника особого отдела дивизии; Георгия Дворецкого, сотрудника особого отдела; Андрея Осипова, председателя полевой комиссии по борьбе с дезертирством и др.

Кроме того, на местах вершили революционное правосудие выездные сессии ревтрибунала, рассмотревшие более 2 000 дел, более 100 человек приговорили к расстрелу.

(1) В 1851 году Николаевский и Новоузенский уезды Саратовской губернии были переданы в новосозданную Самарскую губернию. В 1918 года г. Николаевск был переименован в г. Пугачев.

(2) Согласно сохранившимся записям разговоров Сапожкова с арестованными в Бузулуке советскими работниками, тот отмечал, что армию закабалили военспецы, советские чиновники обуржуазились; продразвёрстку, сопровождавшуюся немыслимым насилием, называл преступной; политику большевиков в отношении Польши - захватнической.

(3) По другой версии, А.В. Сапожкова 4 сентября убил по заданию ЧК один из его ближайших соратников.

Мой Telegram-канал: https://t.me/zabgeroi

Мои книги: https://ridero.ru/books/catalog/?q=Вячеслав%20Звягинцев&offset=0